Экскурсия на гору Клементьева

В Судаке мы отдохнули отлично - море, солнце, прекрасная погода, молодое вино, свежая черешня от пуза и всё такое. Единственный минус - от горы Клементьева далековато. Я всего 2 раза туда выбирался: сначала рейсовый автобус до Коктебеля (45 мин), потом от Коктебеля до Подгорного маршруткой (20 мин), потом ещё пешком от трассы в гору с полчаса. Там, на горе, всё очень обжито - не в пример всем другим полётным местам, что я видел. Целый городок для дельта- и парапланеристов: ангар для мотодельтов, КДП с антенной мачтой, несколько постоянных домиков (дельтабар, парабар, жилые домики, КУНГи, подсобки разного рода) - это не считая палаток. Старты есть на все стороны света, на каждый ведёт наезженный просёлок и основательного вида указатель: не просто корявая фанерка с надписью от руки, а синяя табличка на двух столбиках со стрелкой и натрафареченными белыми буквами - "старт восток", "старт север ближний" и т.п. В хороший ветер, действительно, в небе над подходящим стартом становится тесно. И я там был, мёд-пиво пил - в смысле, напросился за скромную денежку, чтобы мне дали аппарат и включили в общую очередь курсантов.

Но полёты были в мой второй приезд на гору, а в первый (18 июня) получилось, что я только провёл "разведку": пока шастал вокруг и фотографировал достопримечательности, на полёты уже собрались и уехали, а ради меня никто не стал бы возвращаться на склад с парапланами и подбирать мне аппарат. Зато я дошёл в тот день до аэродрома ЦАГИ, посетил музей истории планеризма. "Посетил" - это громко сказано, просто на совершенно безлюдном аэродроме встретился мне какой-то пожилой мужичок, заверил, что все полёты и покатушки происходят только по выходным, а музей - "да заходи, 30 гривен и я тебе открою".
Под музей отведён второй этаж небольшого здания, оформлено там всё с душою, но гораздо скромнее, чем я надеялся увидеть в колыбели отечественной авиации (и где-то даже космонавтики). Экспонаты большей частью - фотографии, вырезки из газет да модельки планеров под стеклом. Самая новая экспозиция музея, насколько я заметил - выполненная в 1991 году к 100-летию Константина Арцеулова, знаменитого победителя штопора. Но музей всёж-таки не заброшен - и это видно не только по тому, что на экспонатах и стендах нет пыли. На оргстекле скромненького стенда, посвящённого Сергею Палычу Королёву (модели его первых планеров, медальон с профилем, фотографии и несколько книг) я заметил запаянный пакет с книжкой о космонавтике и какими-то, вроде бы неуместными здесь, пакетиками чего-то съестного. Присматриваюсь... Да это же космические продукты! Маленькие пакетики с порциями хлеба и печенья, баночка со свининой, тюбик с вишнёвым соком - раньше такие только по телику видел. И всё почти свежее - даты выпуска лишь 3-летней давности. Помнят, стало быть, в Звёздном городке о скромном музее на горе Клементьева! Недаром там, на горе, стоит этот красивый монумент: уходящие в небо консоли планерного крыла, между которыми устремлённые ввысь один за другим - планер, самолёт и ракета.

Но вернёмся к моим полётам. Ждать ослабления ветра пришлось довольно долго - лишь около 17 часов мы погрузились в потрёпанный синий микроавтобус и двинули на старт. Организация полётов на Климухе - песня отдельная, настолько основательного подхода я ещё не встречал. Может, дело в том, что почти все летавшие в тот день (дело было уже 20-го июня) были "под крылом" у одной организации - параклуба "Бриз". Скорее всего, при массовом наплыве "дикарей" неразберихи больше, но я такого не застал. При мне летали на "севере-ближнем", там было 2 старта: более опытные с верха горы (метров 80 перепад) и начинающие внизу (метров 40); на каждом старте свой инструктор, он же РП; у всех учлётов рация на канале своего инструктора, все взлёты-посадки по команде. Меня, как неизвестного типа гражданской наружности, Жукарин (основатель и шеф-инструктор параклуба "Бриз") вполне логично определил на нижний старт, вручив предварительно старенький "Блюз-27" (да-да, именно "Блюз", и именно двадцать семь, так хорошо знакомый всем орионовцам, только оранжевого цвета!) с потрёпанной подвеской. Мы, курсанты, пройдя краткий инструктаж, разложили свои крылья на склоне. Вверху, над нами, в несколько этажей галсировали дельтапланы и парапланы более опытных. Ветер к вечеру подстих метров до 5-7, жара спала - так что условия для полётов были хорошие. Инструктор (невысокий скуластый мужик лет 40, назвался Валерием) смотрит на очередного учлёта, вызывает по рации: "Юля, давай..." Купол поднимается - чуть быстрее, чем нужно, и законцовки хлопают, пытаются сложиться. "Выправляй... Руки выше... Беги, взлетай скорее, завалишь крыло!" Начинающий пилот разбегается по пологому склону, отрывается и идёт на малой высоте. "Вправо давай... Так... Средний режим, рулим весом! Влево... Вправо и на посадку... На ноги садимся, на ноги, отобьёшь там себе всё!!" Купол валится, по рации сразу же, без паузы, обращение уже ко мне: "Вадим, готов?" Киваю (рация у меня только на приём) - и сразу: "Поднимай!" Большой перерыв с подходами к параплану немного напрягает (крайний полёт - ещё в декабре прошлого года), но всё делаю правильно - оранжевый купол легко выходит и замирает, наполненный, в верхней точке. Развернувшись лицом к ветру, стою и поглядываю на наполнение крыла, жду команды на взлёт... "На крыло не смотреть, Вадим, не смотреть!" Странно. Нет, в принципе-то понятно - по свободным концам должен чувствовать купол не глядя, но на старте как-то привык контролировать визуально, там нагрузка на свободных концах ничтожная... Ладно, не смотрю, стою и жду команду. "Взлетай!" Разбегаюсь, чуть прижимаю клеванты - отрыв. Иду у самой земли - на нашем, нижнем, старте вверх не тащит, пытаюсь выполнять команды: "Влево... Влево, влево давай! Теперь вправо... Правее, правее... Средний режим. СРЕДНИЙ РЕЖИМ держи!!!" Как-то привыкнув к удлинённым клевантам своего "Тайрана", передавливаю управление, зажимаю "Блюза" на ниже среднего. "На посадку!" У подножия горы пашня, туда только в крайнем случае, наша посадка - внизу склона, наискосок к ветру. Обруливая редкие кусты, делаю "подушку" и встречаю ногами землю. Купол аккуратно складывается справа... Уф! Слетал! :)
Ещё один такой же примерно краткий полёт выполнил, а больше не получилось - сперва у меня из подвески выпала запаска (прикрывающий чеки клапан был оторван, чего я не заметил - и возил подвеской по земле, как обычно). Потом, после повторной зачековки ЗП, я провалил попытку взлёта, неаккуратно выводя крыло. Встал под ветер криво, правая законцовка при выводе пошла резко вверх, чего я не успел скомпенсировать - и опрокинул купол заборниками к земле. Ждать, пока я снова изготовлюсь, никто бы не стал - РП сразу переключился на следующего. Пока до меня снова дошла очередь - ветер усилился метров до 8-9, так что нас, "чайников" нижнего старта, поставили "на прикол". А там уже и подошло время мне двигать в обратный путь - до Судака дорога неблизкая, а уже за семь вечера перевалило.
Валерий, "нижний" РП, записал меня в свой журнал под номером "74" - имя-фамилия, дата рождения, адрес, всё как положено. "Пермь? Хороший город, я там был, лесников-пожарников учил с парашютом прыгать... Пельмени у вас в Перми вкусные!" Сказал, что если ещё когда в этом году выберусь на Климуху - чтобы обращался без стеснения. "Ты ещё сырой, конечно, но кое-что умеешь... Выше? Конечно, пустил бы я тебя выше, просто сам видишь - погода подвела..." Я свернул купол, отнёс обратно в автобус - тем временем ветер подстих, и мои товарищи по старту вновь застёгивали на себе подвесные, готовясь к новым взлётам... Как же не хотелось уходить оттуда!

Записал для памяти интересные детали с клементьевских инструктажей - чего я раньше никогда не слышал или прочно забыл. Во-первых - наверху, при сильном ветре, Жукарин всем напоминал, чтобы рулили исключительно весом, не трогая клеванты. Логично: при управлении весом сопротивление купола не меняется, и сдувать назад будет меньше. Кстати, в "Бризе" клевантами зовут лишь стропы управления, а сами рукоятки зовут "брейками". Во-вторых - Валерий на нижнем старте нам наказывал: при посадке темп зажатия клевант определяется скоростью снижения. Чем быстрее снижаешься - тем резче делаешь "подушку". Я как-то не думал о подобном раньше, привык всегда выполнять это движение одинаково, по привычке резко срывать купол у земли - а при сильном приземном ветре это может быть чревато сдуванием назад.