Неси меня, мой параплан

Эта история произошла со мной в августе 2005 года. К этому времени я уже достаточно неплохо освоил учебные полеты на дельтаплане и параплане и к тому же обладал хорошим чувством юмора.

Пятничным вечером, как обычно, зашел в клуб. Народу собралось немного – все на каникулах. С горечью взглянул на запакованные аппараты, – летной погоды нынешним летом было мало и поэтому желание где-нибудь полетать постоянно не давало покоя. Изучив прогноз погоды на субботу, пришли к выводу, что на учебной горке в Магадаево делать нечего и надо искать альтернативные варианты. В нашем случае оказалось наилучшим выехать на буксировку. К сожалению, этот вариант мне не совсем нравился, так как буксировка дельтапланов у нас в области не освоена, а летать на параплане – мягкотелом собрате – я не очень люблю, а если честно, побаиваюсь из-за отсутствия опыта. Однако в небо так хотелось, что все страхи прошли сами собой. Дома, в мечтах о длительном парящем полете, я уснул…

Утром, созвонившись с одноклубником Алексеем Панюковым, который не раз буксировался, договорились о встрече. Забрав парапланы из клуба, подъехали к Лагерному саду, где нас уже ожидал Саша Скворцов (на то время организатор парапланерных буксировок в Томске) и остальные пилоты. Выдвинулись в п. Калтай (25 км в сторону Новосибирска), где находится дорога, подходящая для буксировки. Все время следим за изменениями погоды, к 12:00 началось формирование мощных кучевых облаков, мы их еще называем «чемоданами», главных индикаторов присутствия восходящих потоков.

Прибыв на место и оценив обстановку, решили, как это водится, произвести тестовую затяжку пилота. Делается это для оценки состояния атмосферы и правильности работы буксировочной лебедки. Такую затяжку выполняет опытный оператор лебедки и опытный пилот. Со стороны затяжка очень похожа на запуск большого воздушного змея, только вместо змея параплан с пилотом и легковой автомобиль вместо бегущей детворы. Длина троса, которым производится затяжка, достигает 1,5 км. Трос во время буксировки разматывается с барабана с определенным усилием, которое регулирует оператор. Оператору отводится важная роль и от его действий во многом зависит безопасность пилота, как во внештатных ситуациях, так и при нормальном режиме буксировки. Затягивали Скворцова, оператором был его давний напарник по буксировкам Владислав, подходящее имя для данной работы. Меня посадили за баранку. Затянули метров на 500, минут через 15 он сел, сообщив, что особой поддержки в воздухе не ощутил. Хотя по всем внешним признакам, погода была улетная. Я буксировался третьим. Волнение переполняло. Алексей дал в небо ЛУН (линейный указатель набора) – прибор для определения скорости подъема или спуска. Прибор хоть и старый, но работает исправно. Надев подвесную систему и прицепившись к лебедке, сообщил, что к старту готов. Машина тронулась, набрала скорость, и я почувствовал усилие на тросе. Пора! Рванув с места, потянул за собой параплан, он наполнился воздухом и взмыл надо мной, я продолжал бежать, усилие на тросе росло, стропы параплана натянулись, произошел отрыв от земли, начался набор. Осмотрев купол и откорректировав курс, бросил взгляд на прибор +2 м/с. Земля уходила все ниже и ниже, 20…30…40 м, теперь можно было перевести дух. На 100 метрах попал в легкую турбулентность, но Влад все сделал как надо. Вокруг простирались бескрайние поля, справа уже был виден Томск. Высота 300 метров, скорость буксировки немного спала, теперь Влад будет выводить меня практически над собой. Высота 450 метров – машина внизу выдает себя лишь яркой окраской. По рации слышу голос Скворцова: «Отцеп, отцеп», дергаю ручку отцепного механизма, трос уходит в бездну. Теперь я один на один с небом и куполом. Осматриваюсь, ищу места, где может поднимать. Заприметив одно такое, двинулся к нему. Повозившись минут 5, понимаю бесполезность своих действий и иду на посадку к месту старта. Отдышавшись и поделившись впечатлениями, внимательно выслушиваю замечания. Выплеск адреналина вызвал ощущение голода. Поел, поели и все присутствующие, кто не был занят в буксировке. Так в ожидании улучшения погоды и постепенного поедания всего привезенного прошло часа три. Погода лучше не становилась. Все те же чемоданы, которые говорили о том, что потоки есть, но при попытке улететь пилотов постигала неудача и, как следствие, вынужденная посадка. Время шло к вечеру, вспомнив, что мне нужно идти в театр со своей половиной, решил сделать еще один вылет и поехать домой. Буксировка началась по плану – +2 м/с. После 300 м ЛУН начал показывать +3,5 м/с, меня это насторожило. На запланированные 450 м вытянули быстрее обычного. Машина встала. Отцепился, бросил взгляд на ЛУН и… +2 м/с. Меня реально перло вверх! Вспомнив теорию, заложил спираль. Стал протягивать её за потоком. Все внимание было сосредоточено на приборе и куполе. Виток, другой, третий – на ЛУНе +2 м/с. Сбившись со счета, кручу спирали дальше. Внизу вижу посадку Алексея. Он только что здесь летал и никаких признаков подъема. Понимаю, что мне крупно повезло. Вокруг ни облака, определиться, куда идет поток, в этом случае сложно. Решил работать по ощущениям и прибору. Прошло минуты три, на приборе те же +2 м/с, какой мягкий этот поток, ветром меня сносит вместе с ним в сторону старта. Правая рука, которой я тяну стропу управления – клеванту, – начала потихоньку ныть, но, «брызгая слюной» от удовольствия, поток не отпускаю. Ветром меня унесло уже за трассу, прошло еще 2 минуты, стало заметно холоднее, рука болела.

Тут раздался телефонный звонок. Звонила любимая. Ну, конечно, – театр. Хотел ответить, но побоялся выронить телефон, все равно в театр я уже не попадал. На ЛУНе стрелка все чаще стала опускаться к 0 м/с, поток становился все слабее и вскоре прекратился. Ну, вот и потолок, инверсионный слой, высота приблизительно 1200 метров. Теперь в полной мере наслаждаюсь видами Томска и прилегающих поселков. Как высоко! За работой я этого и не заметил. Страха почему-то нет, лишь восторг. Красиво – поля, реки, озера. Вдали, на одном уровне со мной, летит пилотажный самолет Як-52. Люди на дачах копают картофель. Машины одна за одной снуют по дорогам. Тут меня как тряхнет, я аж ремни подвески почувствовал. В голову приходит мысль, а не нащупать ли мне кольцо запасного парашюта, вдруг, что не так. Ладно, продолжаю полет. Принимаю решение лететь на маршрут, по ветру. По дороге обрабатываю встречающиеся потоки. Наблюдаю пролетающих внизу уток. Пролетев километра три, вижу р. Томь. Вспоминаю, что посадка на остров ничего хорошего не сулит, осматриваю местность на случай вынужденной посадки. Пролетел еще 3 км, подлетел к реке вплотную. Нужно принимать решение о перелете реки. Высота около 1 км, перелетаю без проблем, а смысл? За рекой наблюдалась полная атермичность. Потоков там явно не было. Солнце уже шло к закату. Перелет реки означал посадку на том берегу, а на том берегу (как я позже узнал) деревня Батурино – для возврата к месту старта, где стоит машина с вещами, нужно было бы делать огромный крюк через Томск. Решаю, сколько будет возможным, идти вдоль берега реки. Потоков все меньше, высота тает, вечер, солнце греет слабо. Остается метров 250, приметил ориентиры для выхода. С высоты – рукой подать до трассы. Выбрал место для посадки. Сажусь на белый, галечный берег реки, очень мягко и красиво. С реки за мной наблюдает пара рыбаков. Эмоции переполняют, ведь это мой первый маршрут, огромное желание попрыгать и покричать, но держу себя в руках. Нужно сообщить, что все в порядке. Звоню на старт, ну а потом, конечно, любимой, мои объяснения она приняла очень спокойно, выразив слова поддержки, так как теперь предстоял долгий путь обратно.

Собрал купол в мешок, пошел на выбранный ориентир. То, что сверху казалось кустиками, на деле оказалось непроходимым буреломом. Продирался с трудом. Вышел на поле. Увидел машину охотников-рыбаков. Подошел, спросил, как проще выбраться, объяснили, налили, закусил. Встретил по дороге еще одних охотников-рыбаков, не спросив, налили, закусил. Еще одни охотники-рыбаки… отказать трудно. Природа вокруг поет, тепло, изумительный вечер, кажется сил еще много, хотя позади 2 часа пути. Спускаюсь с высокого обрыва, иду по руслу высохшей протоки, слышу звук дизеля, навстречу мне выезжает Алексей. На месте старта рассказываю о своих приключениях. Опытные пилоты улыбаются, говоря о бесшабашности моего поступка, но при этом добавляют, что сами были такими. Отсутствие рации, компаса могло привести к различным затруднениям. Кстати, батарея сотового тоже была на исходе. Но я нисколько не сожалел о сделанном, даже наоборот. По карте определили, что улет составил 6 км. Для Австралии или Турции это мало, но по местным меркам да еще и для первого раза – не плохо.

Остаток вечера гулял с дорогой по городу, она мне рассказывала свои впечатления о спектакле, а я ей свои о полете. Хоть все уже и было позади, но я все еще летел. Полученного заряда бодрости и энергии мне хватило надолго. Наверно, полезное это дело – по небу мчать…