Крылатые люди

Сандрова Евгения, студентка ТПУ
Газета «За кадры»

На вопрос, заданный мне в редакции «А не хочешь ли ты полетать?», я ответила утвердительно. То есть сказала: «Да хоть сейчас!» и тем самым предрешила свою судьбу, обыкновенно связанную с землей.

Дорога в небо лежала через клуб, который занимается делами небесными: снабжает крыльями, учит ими правильно пользоваться в полете и, самое главное, при посадке. И называется этот клуб «Орион», в нем уже вот 25 лет живут, воспитываются, окрыляются, (но не улетают из него), дельтапланеристы различного возраста и пола. Обычное место их встречи – подвальное помещение дома по адресу ул. Вершинина, 41.

Как известно, общежития по ул. Вершинина занимают территорию кладбища. С этим связано распространение легенд, мифов и реальных истории о паранормальных явлениях и барабашках, живущих в одних комнатах со студентами. Духи бывают добрые и не очень. И выбрав, кроме полета цель узнать какое по характеру привидение обитает в орионовском пространстве, я двинулась в путь.

Встреча первая: разведка

Помещение, в котором живут дельтапланеристы, представляет собой почти уютную квартиру из двух комнат, с мебелью и специальными принадлежностями для ремонта дельтапланов. Попала я туда в момент просвещения: орионовцы слушали лекцию по тунгусскому метеориту. Меня усадили на диван, завалили фотографиями, альбомами и рассказами о своей жизни. Я узнала, чем отличается параплан от дельтаплана, что последний весит около 30 кг и стоит около $1500. В конце концов, меня пригласили выехать на следующий день на природу. На предложение ответила неопределенно – ведь никого еще не знаю. Первое ощущение от клуба – шумно и весело. Обязательно нужно прийти сюда еще раз.

Встреча вторая: знакомство

Прошло примерно две недели после разведки. Стали доходить слухи, что дельтапланеристы уже летают. Срочно нужно идти к ним в гости.

К этому времени клуб сделал новый набор и после курса лекций, посвященных обращению с летательными аппаратами, новички сдавали зачет. Они чертили непонятные для непосвященных схемы и рисунки, морщили лбы, усиленно вспоминая, что такое управляемость по тангажу, и призывали к помощи уже бывалых дельтапланеристов. «После зачета как после полета» – со вздохом заключила счастливая Юля, первая прошедшая это испытание. Но для того, чтобы тебе сказали: «Лети как птица, лети!» нужно, кроме зачета, получить справку, страховку, навыки посадки, опыт пробежки с дельтапланом, хорошую физическую подготовку, веру старших в твою адекватную реакцию и множество других моментиков, которые достигаются только при частых и усердных тренировках.

Как я поняла, в клубе прописаны не только непосредственно летающие, но и те, кто за «крылья» почти не берется. Женя, неотъемлемая и всеми любимая составляющая этого клуба с 1992 года, так говорит о себе:

- Сначала я как все бегала с дельтапланом. Потом, когда пришло время полетов, мне сказали: «Рожденный ползать летать не может». И я стала клубовой, на подобие домового в квартире. Сейчас у меня семья, двое детей, но я не могу жить без клуба, здесь все такое родное, что кажется, если не будет его, я с ума сойду.

Женя ездит сюда из Северска, иногда со своим мужем, тоже дельтапланеристом; сейчас и всегда она – главный повар и швея клуба.

Есть еще здесь оформители-любители, которые по собственному желанию вклеивают в альбом фотографии, сопровождают их высказываниями и зарисовками. Самая последняя их работа – альбом, посвященный 25-летию клуба, в котором запечатлены таланты орионовцев и как дельтапланеристов и даже как КВН-щиков.

Душа орионовцев живет также в записях Б.Ж., то есть Бортового Журнала. Б.Ж. – это коктейль из размышлений, впечатлений, объявлений, стихов и рисунков, в общем, всего того, что создается с помощью души и ручки. Я как человек, обладающий данными свойством и данным предметом, не удержалась от соблазна подписаться в Б.Ж. под своей мыслью. Из этой идеи вышел настоящий чат:

- Привет! Орионовцы! Хочу о вас писать!
- И что ты будешь писать? (тут же возникает вопрос ко мне).
- Все!
- Но ты ведь ничего не знаешь!
- Еще не вечер.
- Решено. Завтра ты едешь на горку.
- ?! Что это?! Где это?!
- Увидишь сама.
- Ладно, еду… Еду? Еду.

Встреча третья: «горка»

Утро следующего дня пришлось провести под лозунгом «Нам не страшен нудный дождь», так как ехать куда-либо в такую погоду мне совсем не хотелось. Но я была сильна – я собрала рюкзак, надела кроссовки и пошла на встречу в условленном месте.

Как выяснилось, тайный объект под названием «горка» находится в Лоскутово. Горка – это гордость всех дельтапланерных клубов Томска и Северска. Это некоторая возвышенность, с которой суперудобно учиться летать и собственно летать. На горке находится база, до которой пришлось идти пешком. Мне и моим стильным белым носочкам было мокро, но зато не скучно: дельтапланерист Дима всю дорогу рассказывал о том, что такое воздушные пузыри и как они портят жизнь неопытным покорителям неба.

Когда добрались до места назначения, обнаружилось, что лес, чистый воздух, горка и, конечно, сами орионовцы вдохновили меня на какой-нибудь добрый поступок. Меня приставили к морковке, но, забраковав мой способ очистки данного овоща как неэкономичный, отпустили вкладывать свое вдохновение во что-нибудь другое. А сами стали бодро растапливать печку, чинить двери, чистить картофель

Вечером, когда я как все сидела за столом, нахваливая в душе борщ и кулинарные способности поваров, ко мне подошел дельтапланерист Коля и передал письмо:

«Понимаешь, есть в нашем клубе душа, которую надо не просто увидеть, а прочувствовать. Она живет не только в каждом из нас, но и во всех вместе… Здесь, в клубе, тепло, как у костра – придешь, увидишь всех, пообщаешься и так хорошо, что просто есть смысл жить дальше… А после «горки», хоть и приезжаешь уставший, но энергии – то ли от берез этих – не знаю. Только две недели потом дома как на крыльях летаю, и дела проворачиваются незаметно. Вот. Может, покажется слишком восторженно, но, поверь, от души.»

После таких строчек и писать, казалось бы, ничего не надо, но самое главное: утром они полетели...

Если я скажу, что я раскрыла рот и задержала дыхание, наблюдая за этими человекоподобными птицами, вам все равно будут непонятны мои впечатления. А передать словами ощущения дельтапланериста после полета – просто невозможно. Говорят, что те, кто хоть раз поднялся в небо, начинают болеть им, не могут уже не летать. Здесь чувствуешь себя птицей, из-за возможности управлять полетом (что не получается в парашютном спорте), не слышишь ничего, что позади тебя и под тобой. «…И пусть весь мир подождет» – сказали бы с экрана телевизора.

«Умный в гору не пойдет, а дельтапланерист еще и дельтаплан потащит» – нашла я такой афоризм в одном из орионовских альбомов. Раньше я не понимала, для чего «тащить дельтаплан», если это занятие далеко небезопасное, очень дорогое и тяжелое. Орионовец Дима так ответил на это:

- Меня всегда привлекал экстрим. Занимаясь горными лыжами, я понял горнолыжников. Лежа в больнице под общим наркозом (сломал ключицу, съезжая с горы), я понял наркоманов. Сейчас, занимаясь дельтапланерным спортом, я изучаю себя, и, кажется, начинаю понимать птиц.

Вот такие они, экстрималы: смелые, романтичные и в чем-то безумные. На пути их самореализации не стоят даже законы всемирного тяготения, но законы, по которым живет общество, ставят преграду. Ведь даже если махать руками с частотой 10 взмахов в секунду, взлететь все равно не удастся. Нужен дельтаплан.

Сейчас в клубе их не так уж много. «Орион» живет в основном за счет членских взносов, суммы этой не достаточно для полного функционирования дельтапланерного клуба, но если и ее не будет, трудно представить, как будут жить орионовцы без своих «крыльев», без своего «дома» и без друг друга.

Воздух, горы и вода
Покорятся нам всегда!
Победим в любом мы месте.
Главное, чтоб были вместе.

Такими строкам завершается юбилейный фотоальбом орионовцев. Лично я очень хочу, чтобы они победили, ведь искренняя дружба, огромный энтузиазм и безумная любовь к жизни, объединенные в одно целое, встречаются не так уж часто, и беречь их нужно как берегут все лучшее, необыкновенное и… волшебное в этой жизни.

И пусть одной из поставленных целей достичь мне не удалось – не полетала я как птица, зато мною установлено, что в клубе «Орион», обитает дух добрый и симпатичный, он помогает орионовцам радоваться жизни, поддерживает их в трудные моменты, объединяет и сплачивает.